Основные бизнес-модели в биотехе

Ванхавербеке и Чесбро определяют бизнес-модель как структуру компании, позволяющую соединять идеи и технологии с экономическими результатами. Можно найти и другие определения. Поговорим немного о теории и о том, как выглядят несколько основных БМ в биотехе.

Бизнес-модель — одна из важнейших характеристик компании. Каждая компания может иметь в своей основе ту или иную БМ, или сочетать несколько.

Определения бизнес-моделей встречаются разные, однако все они говорят о связи идей с получением выгоды. К примеру, Остервальдер и Пинюр говорят, что бизнес-модель организации логически обосновывает процесс создания, доставки и захвата стоимости продукта, другие исследователи, Марш-Хорда и Ягуэ Пералес, считают, что БМ задумана как посредник между развитием технологии и созданием экономической ценности, а Ванхавербеке и Чесбро определяют бизнес-модель как структуру компании, позволяющую соединять идеи и технологии с экономическими результатами.

Для фармацевтической и биофармацевтической отрасли мы подобрали несколько наиболее характерных бизнес-моделей и описываем их ниже.

Компании, выполняющие самостоятельно всю цепочку создания стоимости продукта от изобретения до коммерциализации, называются вертикально интегрированными компаниями. Как правило, такие компании стараются вести исследования, разработки, испытания, производство, маркетинг и продажи за счет собственных сил. Для поддержания такой бизнес-модели требуется большой штат сотрудников, сопровождаемый высокими издержками. Полностью интегрированными компаниями являются фармацевтические гиганты.

Существуют бизнес-модели, где ключевым продуктом является не препарат, а технология или разработка. Компании, устроенные по этому принципу, имеют компетенции в создании молекул, которые потенциально могут стать лекарством. Компании, чья бизнес-модель основана на технологической платформе, зарабатывают на лицензировании собственных разработок или исследовательских инструментов. При этом они не нацелены на коммерциализацию продукта, оставляя все риски, связанные с дальнейшим развитием продукта, на лицензиата. Примером компании, зарабатывающей на технологической платформе, является Cellca GmbH, разрабатывающая клеточные линии «под ключ».

Небольшие компании с сильной исследовательской стороной могут использовать бизнес-модель, основанную на получении роялти (RIPCO). Чаще всего такие компании доводят собственную разработку до определенной стадии клинических испытаний, а затем продают права на дальнейшее развитие и коммерциализацию крупным игрокам. В обмен на продукт такие компании получают выплаты вследствие перехода разработки на новую стадию развития (milestones), а при выходе на рынок и старте продаж крупные компании выплачивают роялти (процент от продаж) разработчику молекулы. К примеру, в 2007 году компания Neurimmune передала права на свой препарат адуканумаб (против болезни Альцгеймера) компании Biogen за $380 млн, которая завершила клинические исследования и вывела его на рынок в 2021 году под названием Aduhelm.

Существуют также компании, которые наоборот занимаются преимущественно развитием продукта, а не разработкой. Ключевые активности таких компаний заключаются в выборе продукта, лицензировании его у другой фирмы и доведении его до рынка с последующими продажами и производством. Ключевыми компетенциями таких организаций могут быть производство, научная экспертиза, база клиентов, сильный отдел маркетинга или обширные знания в проведении клинических испытаний. Представители крупнейших фармацевтических компаний часто выкупают перспективные препараты у небольших стартапов и стараются довести их до рынка и значительных продаж.

Кроме того, существуют модели, сфокусированные только на производстве или исследованиях. Такие компании называются контрактными производственными (CMO) или исследовательскими (CRO) организациями и зарабатывают на услугах по наработке активной субстанции или на проведении доклинических или клинических испытаний для фирм-заказчиков. Одним из крупнейших контрактных производителей является компания Lonza, имеющая мощности во многих странах. Одной из крупнейших исследовательских организаций является IQVIA, с годовой выручкой около $10 млрд.

Стоит отметить, что, как правило, компаний, в основе которых лежит всего одна бизнес-модель, очень мало. Чаще всего фармацевтические фирмы сочетают в себе признаки нескольких моделей, тем самым минимизируя свои риски. Кроме перечисленных моделей, существует еще ряд более экзотических, вроде «дирижера» или «полностью виртуальной» компании, однако на рынке фармацевтики они встречаются довольно редко.

Комментарии

Комментарии 0

    Вам также может быть интересно